Новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ за 26 февраля 2017г

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

ОБСЕ

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ) на основе информации, поступившей по состоянию на 26 февраля 2017 года.

 

ЛУГАНСК

25 февраля в Луганской области Миссия зафиксировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня (включая более 200 взрывов) по сравнению с 24 февраля, когда было зафиксировано около 150 взрывов. 26 февраля количество зафиксированных СММ взрывов составило 80. В общей сложности 25 и 26 февраля Миссия зафиксировала 115 взрывов, вызванных, по оценке, артиллерийским огнем, и 64 взрыва от минометного огня в западных и северных районах Луганской области.

Так, находясь в подконтрольном «ЛНР» г. Кадиевка (быв. Стаханов, 50 км к западу от Луганска), 25 февраля наблюдатели слышали 137 взрывов неопределенного происхождения (75 из которых они оценили как огонь из артиллерии неустановленного калибра) на расстоянии 10 км к северо‑западу и западу. На следующий день команда СММ слышала два взрыва неопределенного происхождения в 10 км к северо‑западу. 25 февраля члены патруля Миссии, которые осуществляли мониторинг в подконтрольном правительству с. Катериновка (64 км к западу от Луганска), в течение 20 минут во второй половине дня слышали 42 взрыва, 6 из которых они оценили как огонь из 152‑мм артиллерии, в 5–7 км к северо‑востоку. В тот же день в подконтрольном правительству с. Старый Айдар (20 км к северо‑западу от Луганска) на протяжении 15 минут после полудня наблюдатели слышали 15 взрывов неопределенного происхождения, оцененных как огонь из артиллерии на расстоянии 20 км к юго‑востоку. 26 февраля, находясь в подконтрольной правительству части г. Золотое (60 км к западу от Луганска), команда СММ слышала в общей сложности 49 взрывов, оцененных как огонь из 82‑мм минометов в 3–7 км к юго‑западу и юго‑юго‑западу. По оценке Миссии, все эти взрывы произошли за пределами участка разведения сил и средств. В тот же день в подконтрольном «ЛНР» с. Калиново-Борщеватое (61 км к западу от Луганска) в течение менее 20 минут до полудня члены патруля Миссии слышали 17 взрывов неопределенного происхождения, оцененных как огонь из артиллерии неустановленного калибра в 7–10 км к западо‑северо‑западу, и 6 взрывов неопределенного происхождения в 3–5 км к западо‑северо‑западу.

СММ уточняла сообщения об обстрелах и жертвах среди гражданского населения. 24 февраля в подконтрольном правительству г. Попасная (69 км к западу от Луганска) наблюдатели видели три свежие воронки на расстоянии около 50 метров от дороги T-504 и позиции Вооруженных сил Украины (ВСУ). Они определили, что все эти воронки образовались вследствие разрыва минометных мин калибром 120 мм, выпущенных с юго‑восточного направления. По словам украинских офицеров при Совместном центре контроля и координации (СЦКК), которые сопровождали команду Миссии, о жертвах не сообщалось.

 

25 февраля в подконтрольном «ЛНР» н. п. Золотое‑5 (61 км к северо‑западу от Луганска) наблюдатели зафиксировали три поврежденных места на улице Кутузова. На первом месте они видели пробоину в крыше дома и воронку перед домом. На втором месте (на заднем дворе дома) была повреждена верхушка дерева, при этом сам дом не пострадал. На третьем месте были зафиксированы повреждения на крыше дома. По оценкам Миссии, все эти повреждения образовались от попадания гранат, выпущенных из автоматического гранатомета с северного направления. По словам местных жителей, обстрел произошел во второй половине дня 24 февраля, при этом никто не пострадал.

 

СММ продолжает осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств, а также пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская, н. п. Золотое (60 км к северо-западу от Луганска) и н. п. Петровское (41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ Миссии на всех трёх участках разведения по-прежнему остается ограниченным*, однако наблюдатели смогли выполнить их частичный мониторинг.

 

25 февраля в подконтрольной правительству Катериновке на участке разведения в районе Золотого, на расстоянии 400 метров юго‑западнее блокпоста ВСУ и в 800 метрах к северо‑западу от железной дороги, члены патруля Миссии заметили трех мужчин в одежде военного типа, у одного из которых на голове была балаклава. 24 февраля на этом же месте команда СММ видела четырех мужчин в одежде военного типа без каких-либо знаков различия, причем у одного из них в кармане был пистолет (см. Ежедневный отчет СММ от 25 февраля 2017 года). К патрулю Миссии подошел только тот, у которого была балаклава на лице. Он не был вооружен. Спустя примерно 5 секунд наблюдатели услышали, как за зданием жилого дома, из‑за которого вышел мужчина, открыли огонь из стрелкового оружия (одиночные выстрелы и очереди). Мужчина тот час же спрятался за воротами, а члены патруля Миссии в свою очередь за своими автомобилями. Вскоре после этого наблюдатели покинули это место. Разворачивая автомобили, члены патруля Миссии услышали два взрыва, при этом они видели, что в одном случае взрыв произошел в 40–50 м от них — в месте, где до этого были припаркованы автомобили СММ. Проезжая через блокпост ВСУ, расположенный в 300 метрах к северо‑востоку от места происшествия, наблюдатели заметили, что военнослужащие занимали огневые позиции. Наблюдатели покинули это место и ожидали на северном выезде с блокпоста. В общей сложности, находясь на участке разведения, команда Миссии видела один взрыв, слышала 5 взрывов неопределенного происхождения, 100 выстрелов из стрелкового оружия, 10 выстрелов из крупнокалиберного пулемета и 5 выстрелов из автоматического гранатомета. По оценке наблюдателей, вся эта огневая активность произошла в пределах участка разведения.

 

26 февраля в районе между нулевой передовой позицией ВСУ и нулевой передовой позицией «ЛНР» на мосту в подконтрольном правительству пгт Станица Луганская (16 км к северо‑востоку от Луганска) члены патруля Миссии видели семь фрагментов боеприпасов в разных местах на обочине дорожки. По оценкам СММ, пять из них принадлежали реактивным противотанковым гранатам. Направление огня и время разрывов определить не удалось. Эти фрагменты находились в 20, 110, 200, 80 и 100 метрах к северу от разрушенной части моста соответственно. Некоторые из них были присыпаны снегом, а другие, по оценке наблюдателей, появились недавно — несколько дней тому назад. Два остальных фрагмента боеприпасов, выпущенных из системы вооружения неустановленного типа, находились в 80 и 120 метрах к северу от разрушенной части моста. Наблюдателям не удалось установить, откуда велся огонь и как долго эти фрагменты там находятся.

 

СММ продолжает осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Комплексом мер и Дополнением к нему, а также Меморандумом.

Миссия зафиксировала следующие нарушения линий отвода в неподконтрольных правительству районах: противотанковую пушку (МТ-12 «Рапира», 100 мм), буксируемую грузовиком в западном направлении рядом с Крещатицким, два противотанковых управляемых ракетных комплекса (9K111 «Фагот», 120 мм), каждый из которых был установлен на неподвижную боевую машину пехоты (БМП-1), в с. Вишневый Дол (13 км к востоку от Луганска) и танк, размещенный между жилых домов в с. Лиман (12 км к северо-западу от Луганска) 25 февраля; а также два противотанковых управляемых ракетных комплекса (9K111) установленных на две стоявших в Вишневом Доле БМП-1, одну самоходную гаубицу (2С1 «Гвоздика», 122 мм) на прицепе-платформе, буксируемом грузовиком военного типа в юго-западном направлении возле Кадиевки, 26 февраля.

Миссия видела вооружение, но не смогла верифицировать его как отведенное, так как условия его хранения не соответствуют критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года. 25 февраля* в неподконтрольных правительству районах за пределами соответствующих линий отвода СММ впервые зафиксировала две самоходные гаубицы (2С1), а также, как и ранее, отметила отсутствие трех самоходных гаубиц (2С1).

 

СММ зафиксировала боевые бронированные машины и средства ПВО[2] в пределах зоны безопасности. В неподконтрольных правительству районах наблюдатели видели две БМП-1 к югу от Станицы Луганской (за пределами участка разведения), две БМП и два МТ-ЛБ, стоявшие вблизи Вишневого Дола, одну неподвижную БМП-1 возле с. Лиман (12 км к северо-западу от Луганска) 25 февраля; а 26 февраля — как минимум четыре БМП, хранящихся в заброшенном здании бывшего промышленного объекта в г. Дебальцево (58 км к северо-востоку от Донецка), три БМП-1 и один МТ-ЛБ, стоявшие на замаскированных позициях, примыкающих к домам и загруженные ящиками с боеприпасами, маскировочной сеткой, лопатами и бревнами, в с. Новая Марьевка (64 км к югу от Донецка), три неподвижных БМП-1 и два МТ-ЛБ в Вишневом Доле, одну неподвижную БМП-1 в с. Николаевка (15 км к востоку от Луганска), две БМП-1, стоявшие в 5 км к северо-востоку от Луганска, и две БМП-1, стоявшие вдоль лесопосадки к северу от Лимана.

 

В подконтрольных правительству районах СММ видела одну неподвижную БРДМ-2 на въезде в пгт Врубовка (72 км к западу от Луганска) и 12 БМП-2, стоявших на южной окраине г. Попасная (69 км к западу от Луганска) 24 февраля; два БТР (БРДМ и БТР-60) возле с. Клиновое (68 км к северо-востоку от Донецка), 8 неподвижных БМП, замаскированную зенитную установку (ЗУ-23-2), машину инженерного обеспечения и три небольшие лодки возле с. Орехово (57 км к северо-западу от Луганска) 25 февраля; а 26 февраля — одну неподвижную БМП-2 в пос. Клебан-Бык (46 км к северу от Донецка) и одну БРДМ‑2, стоявшую  во Врубовке.

Наблюдатели зафиксировали наличие мин и неразорвавшихся боеприпасов. 25 февраля члены патруля Миссии вновь видели 4 противотанковые мины на западной стороне главной дороги, ведущей к мосту в Счастье, в 1,5 км к северу-востоку от подконтрольного «ЛНР» с. Лиман (12 км к северо-западу от Луганска) (см. Ежедневный отчет СММ от 23 февраля 2017 года). Они также впервые отметили отсутствие предупреждающих знаков, обозначающих минное поле, в 3 км от подконтрольного правительству г. Счастье (20 км к северу от Луганска). 26 февраля наблюдатели вновь увидели неразорвавшийся боеприпас возле автобусной остановки, в 1 км к востоку от подконтрольного «ЛНР» с. Знаменка (36 км к северо-западу от Луганска) (см. Ежедневный отчет СММ от 22 февраля 2017 года).

 

СММ продолжала наблюдать за блокадой железнодорожных путей, проходящих через линию соприкосновения (см. Ежедневный отчет СММ от 24 февраля 2017 года). Как 25, так и 26 февраля в г. Горское (63 км к западу от Луганска) команда Миссии видела, что железнодорожные пути, на которых все еще стоит поезд, по-прежнему перекрыты деревянными заграждениями и колючей проволокой. На правительственном блокпосте, расположенном недалеко от перекрестка в районе подконтрольного правительству Карбонита (в пределах Золотого), 25 февраля наблюдатели видели семерых невооруженных мужчин и припаркованный неподалеку гражданский автомобиль. 26 февраля они видели четверых невооруженных мужчин и отметили спокойную обстановку в этом районе.

 

Наблюдатели осуществляли мониторинг в трех приграничных районах, которые в настоящее время не контролируются правительством. В приграничном районе, в с. Макаров Яр (быв. Пархоменко, 28 км к востоку от Луганска), патруль Миссии отметил спокойную обстановку, но вооруженный член «ЛНР» отказался от разговора с наблюдателями. Пешеходный пограничный пункт пропуска в с. Новоборовицы (79 км к югу от Луганска), как это неоднократно отмечалось, не был укомплектован персоналом. При этом, осуществляя там мониторинг более часа, наблюдатели видели трех пешеходов (двух женщин среднего возраста и девочку), покинувших территорию Украины.

 

 

 

ДОНЕЦК

 

В Донецкой области СММ констатировала меньшее количество случаев нарушения режима прекращения огня[1], включая более 700 взрывов 25 февраля и свыше 200 взрывов 26 февраля соответственно, по сравнению с 24 февраля, когда было зафиксировано более 1 200 взрывов.

 

Так, в течение 3 часов до полуночи 24 февраля, находясь в центре подконтрольного «ДНР» Донецка, наблюдатели слышали 169 взрывов неопределенного происхождения, вызванных огнем из систем вооружения неустановленного типа, на расстоянии 3–10 км к северо‑западу и северо‑северо‑западу от своего местонахождения. В тот же вечер за 2 часа камера СММ на шахте «Октябрьская» зафиксировала 42 взрыва неопределенного происхождения и 6 осветительных ракет в 6–10 км к северо‑востоку. На следующий день, ведя наблюдение на подконтрольном «ДНР» железнодорожном вокзале Донецка (6 км к северо‑западу от центра города) в течение более чем трех часов, члены патруля Миссии слышали 6 взрывов неопределенного происхождения: четыре в 3–6 км к западу и северо‑западу и два в 4–10 км к северо‑востоку и северо‑северо‑востоку. Вечером, находясь в центре Донецка, команда СММ слышала 37 взрывов неопределенного происхождения в 5–7 км к северо‑северо‑западу. 26 февраля со своей позиции на железнодорожном вокзале Донецка за период чуть меньше 2 часов наблюдатели услышали 14 взрывов неопределенного происхождения в 3–8 км к востоку и северо‑северо‑востоку.

 

До полуночи 24 февраля камера СММ в г. Авдеевка (17 км к северу от Донецка) зафиксировала в общей сложности 36 взрывов неопределенного происхождения, 8 снарядов с северо‑востока на юго‑запад, 2 снаряда с юго‑запада на северо‑восток и 2 осветительные ракеты в 4–6 км к востоко‑юго‑востоку от месторасположения камеры. В следующий вечер с помощью этой же камеры были зафиксированы в общей сложности 6 взрывов неопределенного происхождения и 40 снарядов с запада на восток, за которыми последовали 3 снаряда с востока на запад. 25 февраля, патрулируя в Авдеевке, наблюдатели слышали 22 взрыва неопределенного происхождения на расстоянии 1–3 км к югу и юго‑западу. На следующий день с этой же позиции команда СММ слышала 5 взрывов неопределенного происхождения в 3–5 км к северо‑востоку. 25 февраля, находясь к востоку и юго‑востоку от подконтрольного «ДНР» г. Ясиноватая* (16 км к северо‑востоку от Донецка) в течение около 6 часов, члены патруля Миссии слышали в общей сложности 41 взрыв неопределенного происхождения в 3–7 км к юго‑западу, западо‑юго‑западу и западу. 26 февраля со своей позиции в Ясиноватой наблюдатели слышали 78 взрывов неопределенного происхождения и один взрыв, который они оценили как выстрел из системы вооружения неустановленного типа (см. раздел о жертвах среди гражданского населения, информацию о которых уточняли наблюдатели СММ), на расстоянии от 1 до 7 км к северу, западо‑северо‑западу, западо‑юго‑западу и западу.

 

Вечером 24 февраля, находясь в подконтрольном «ДНР» г. Горловка (39 км к северо‑востоку от Донецка), за 2 часа команда СММ услышала 165 взрывов (27 из которых, по оценке, произошли при запуске ракет из реактивной системы залпового огня (РСЗО; БМ‑21 «Град», 122 мм), 40 — как выстрелы из артиллерии в 3–4 км к юго‑юго‑западу и 48 таких выстрелов в 8–10 км к северо‑северо‑западу, 16 последующих разрывов артиллерийских снарядов в 8–10 км к северо‑северо‑западу и 12 таких разрывов в 8–10 км к юго‑юго‑западу, а также 8 взрывов неопределенного происхождения) на расстоянии от 3 до 10 км к юго‑юго‑западу и 8–10 км к северо‑северо‑западу. В тот же вечер в подконтрольном правительству г. Светлодарск (57 км к северо‑востоку от Донецка) наблюдатели слышали 71 взрыв (52 из которых они оценили как выстрелы из артиллерии, один последующий разрыв артиллерийского снаряда, 3 разрыва минометных мин калибром 82 мм, 2 выстрела из безоткатного орудия и 13 взрывов неопределенного происхождения) в 7–10 км к юго‑западу и 4–7 км к юго‑востоку.

 

В ночь на 25 февраля камера СММ в с. Широкино (20 км к востоку от Мариуполя) зафиксировала следующую огневую активность в хронологической последовательности: один взрыв неопределенного происхождения и 9 трассирующих снарядов с запада на восток на неопределенном расстоянии к северу и северо‑востоку. В следующий вечер с помощью этой камеры были зафиксированы сначала 12 трассирующих снарядов с востока на запад, затем еще 3 трассирующих снаряда в аналогичном направлении, 5 трассирующих снарядов с запада на восток и еще 5 трассирующих снарядов в противоположном направлении. Вечером 24 февраля, находясь в подконтрольном правительству г. Волноваха (53 км к югу от Донецка), за полчаса команда СММ услышала 16 взрывов неопределенного происхождения в 8–10 км к юго‑юго‑востоку.

 

25 февраля СММ отметила всплеск насилия в районе подконтрольных «ДНР» с. Пикузы (быв. Коминтерново, 23 км к северо‑востоку от Мариуполя), с. Крещатицкое (быв. Красноармейское, 33 км к северо‑востоку от Мариуполя), и с. Верхнешироковское (быв. Октябрь, 29 км к северо-востоку от Мариуполя). Со своей позиции в 1 км севернее подконтрольного правительству с. Пищевик (25 км к северо‑востоку от Мариуполя) в течение часа во второй половине дня члены патруля Миссии слышали 42 взрыва неопределенного происхождения на неустановленном расстоянии к юго‑юго‑востоку и юго‑востоку. Во время мониторинга в подконтрольном «ДНР» с. Сосновское (35 км к северо‑востоку от Мариуполя) наблюдатели за 8 минут услышали 30 взрывов неопределенного происхождения на неустановленном расстоянии к юго‑западу от своего месторасположения. В Верхнешироковском команда СММ слышала 7 взрывов неопределенного происхождения в 1–4 км к югу, а также 3 взрыва неопределенного происхождения и многочисленные выстрелы из стрелкового оружия в 1–2 км к юго‑западу. Утром в течение часа со своей позиции в подконтрольном «ДНР» с. Саханка (24 км к северо‑востоку от Мариуполя) члены патруля Миссии слышали два взрыва, которые они оценили как выстрелы из миномета в 200 м к западу, и один взрыв, оцененный ими как разрыв минометной мины в 1 км к югу. 26 февраля, патрулируя в Пикузах, наблюдатели слышали 11 взрывов неопределенного происхождения на расстоянии 2–6 км к юго‑западу. Со своей позиции в подконтрольном «ДНР» с. Заиченко (26 км к северо‑востоку от Мариуполя) команда СММ слышала 19 взрывов неопределенного происхождения в 2–8 км к юго‑западу и юго‑юго‑западу.

 

СММ уточняла сообщения об обстрелах и жертвах среди гражданского населения.

 

25 февраля в Авдеевке наблюдатели видели разрушенный дом и значительные повреждения летней кухни на улице Чернышевского. По оценке СММ, дом был поврежден из‑за попадания снаряда калибром не менее 122 мм, выпущенного из сектора от востоко‑юго‑востока до юго‑юго‑востока. Владельцы дома рассказали, что обстрел произошел вечером 24 февраля, при этом никто не пострадал, и добавили, что в момент, когда в их дом попал снаряд, они слышали еще пять разрывов неподалеку. На улице Островского, в 3 метрах от дома, наблюдатели видели свежую воронку в земле. На месте были зафиксированы осколочные повреждения на стене дома, выходящей на северо‑восток, и поврежденная крыша. Все окна были выбиты. По оценке наблюдателей, причиной повреждений стало попадание снаряда калибром не менее 122 мм, выпущенного из сектора от востоко‑юго‑востока до юго‑юго‑востока. По словам владельцев дома, обстрел произошел вечером 24 февраля. Команда Миссии отметила, что в Авдеевке и близлежащих селах было отключено электроснабжение, поскольку в магазинах не горел свет и работали генераторы. 26 февраля, по наблюдениям СММ, электричество в Авдеевке по-прежнему отсутствовало.

25 февраля в Ясиноватой, на расстоянии около 2 км к юго‑юго‑западу от блокпоста, расположенного на восточном въезде в город*, наблюдатели зафиксировали осколочные повреждения на деревьях, растущих в лесопосадке, приблизительно в 5 метрах от дороги. По оценкам Миссии, повреждения образовались от разрыва минометной мины калибром 120 мм. Направление огня установить не удалось. Находясь в этом районе, в течение часа до полудня наблюдатели слышали 35 взрывов неопределенного происхождения от огня из систем вооружения неустановленного типа в 3–5 км к западу, юго‑западу и западо‑юго‑западу.

 

26 февраля в подконтрольном «ДНР» пос. Бетманово (быв. Красный Партизан, 23 км к северо‑востоку от Донецка) наблюдатели видели повреждения на трех жилых домах, расположенных на улице 70‑летия Октября. В одном из этих домов вследствие разрыва снаряда калибром не менее 73 мм, выпущенного с северо‑северо‑востока, осколками были повреждены стены и остекление. Владелец одного из поврежденных домов рассказал СММ, что после того как они с женой услышали несколько взрывов возле их дома, жена выбежала из летней кухни и побежала в сторону дома, чтобы отвести их дочь в подвал. В этот момент она получила ранения в голову и правое бедро. Он также добавил, что обстрел произошел 25 февраля, около 19:40. Соседи из расположенных на этой же улице домов, которые были также повреждены, подтвердили информацию о времени обстрела. На противоположной стороне улицы, у сгоревшего дерева, наблюдатели зафиксировали место попадания снаряда аналогичного типа. В машину, стоявшую во дворе дома, а также в стену, выходящую на северо‑северо‑восток, попали осколки; окна в доме были разбиты. В Ясиноватской городской больнице подтвердили информацию о ранениях, предоставленную мужем пострадавшей женщины. Наблюдатели заходили к пострадавшей в палату. Ее состояние, по словам врачей, было стабильным, но она не могла ходить из‑за открытой раны в правом бедре. Находясь на территории больницы, наблюдатели слышали 39 взрывов неопределенного происхождения (тип примененных систем вооружения установить не удалось), а также очереди и выстрелы из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия в 3–5 км к западу, западо‑северо‑западу и западо‑юго‑западу.

 

СММ продолжает осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств, а также пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская, н. п. Золотое (60 км к северо-западу от Луганска) и н. п. Петровское (41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ Миссии на всех трёх участках разведения по-прежнему остается ограниченным*, однако наблюдатели смогли выполнить их частичный мониторинг.

 

СММ продолжает осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Комплексом мер и Дополнением к нему, а также Меморандумом.

 

В подконтрольных правительству районах Миссия зафиксировала двигавшийся на восток зенитный ракетный комплекс (9К33 «Оса», 210 мм) возле с. Кирилловка (26 км к северо-востоку от Мариуполя), что является нарушением соответствующих линий отвода.

 

Миссия видела вооружение, но не смогла верифицировать его как отведенное, так как условия его хранения не соответствуют критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года. 25 февраля* в неподконтрольных правительству районах за пределами соответствующих линий отвода СММ впервые зафиксировала две самоходные гаубицы (2С1), а также, как и ранее, отметила отсутствие трех самоходных гаубиц (2С1).

 

25 февраля наблюдатели еще раз посетили постоянное место хранения вооружения «ДНР», отметив там отсутствие четырех танков (Т-64), а также зафиксировав наличие еще одной единицы вооружения.

Пресс-служба СММ ОБСЕ

 

новости луганской и донецкой области Новости СММ ОБСЕ СММ ОБСЕ

Интернет реклама УБС

Предыдущий Регламент Лисичанского горсовета ограничивает права депутатов на формирование депутатских групп и фракций
Следующий В Лисичанске 2 марта произошла авария- спецслужбы в оказании помощи оказались «не на высоте»
x

Читать также...

Социальные выплаты и на Донбассе под угрозой срыва

Пособия, льготы, субсидии, материальная помощь — все эти социальные выплаты могут не попасть адресатам. Виной этому — законодательные коллизии и предприимчивость частной компании. Судебные разборки В конце мая 2017 года были арестованы счета Управления труда и социальной ...