Кто и как сдал Луганск России — воспоминания о «русской весне» волонтера и героя событий

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

680_56d6e8d3a4709
Два года назад, после начала так называемой «русской весны» и войны на Донбассе, Украина вступила в драматичную эпоху, когда свою землю пришлось отстаивать с оружием в руках и платить за существование государства кровью. ONLINE.UA продолжает серию рассказов о героях этих событий.
Алексей «Доктор» Бида в Луганске был известен, как популяризатор культуры — он устраивал концерты, кинофестивали, акции, выставки, туристические походы. От политики это было очень далеко. И так продолжалось, пока Украину не начало шатать от внутренних и внешних ударов.

Тогда Алексей стал одним из лидеров луганского Евромайдана, что (это логично в оккупированном городе) привело его «на подвал СБУ». А затем — к успешной волонтерской деятельности. В помощь армии было собрано около миллиона гривень, что в условиях войны означает и спасение жизней украинских бойцов, и уничтожение сил противника.

Сейчас Алексей Бида — координатор Центра документирования в Украинском Хельсинкском Союзе по правам человека. Его задание — документировать нарушения прав человека в зоне АТО, в том числе, на оккупированной территории Донбасса. Он собирает свидетельства побывавших в плену украинцев, записывает рассказы тех, кто лишился имущества и здоровья.

Алексей Бида — давний знакомый журналиста ONLINE.UA. Поэтому беседа с ним охватила весь период разлуки: от начала подготавливаемого Партией регионов переворота в Луганске до наших дней.
— Леша, многие помнят ваши марши мира. Вот вы идете с украинскими флагами, с вами буддийские монахи. Это происходит в городе, где часть жителей призывают Януковича разбомбить Майдан. Вы верили, что можно урегулировать конфликт ненасильственным способом?
— Мне вспоминается в связи с нашей «ходою» такой момент. Мы идем по улице Курчатова. Во главе бьют в бубны Сергей Жданкин (буддийский монах, — ONLINE.UA) и монахи ордена «Ниппондзан Меходзи». И тут на балкон выходит дедушка-ветеран, весь в орденах — и приветственно машет нам флагом Украины. Это был позитивный момент.
И в тот же день, когда дошли до «кварталов», там один мужик к нам привязался, как с цепи сорвался, увидал буддийских монахов, выскочил на парапет и стал кричать: «Мы тут православные! Это наша православная земля! А вы сюда какого пришли?» И чуть пена у него изо рта не идет. А мы-то все местные, включая часть монахов. Это была классика тоталитарного государства — когда люди вдруг начинают сами себя убивать. Без участия государства.
Кто и как сдал России Луганск - воспоминания волонтера о
Активисты и буддийские монахи на акции «Луганск — это Украина»
И я, когда объяснял свое разумение наших акций, говорил: «Ребята, вы же понимаете: в стране противостояние быдлогопов и ботанов. Среди нас дизайнеры, компьютерщики, преподаватели, научные сотрудники, фотографы. Мы не провоцируем агрессию, конфликта не хотим — у нас исключительно мирные цели. Мы против войны». Понятно было, что силы неравны, бойню мы не провоцируем, потому что в этой бойне мы будем потенциальным «мясом». Так все и было. Поэтому на все провокации Партии регионов (а они были с самого начала), мы просто не реагировали. Пока это было возможно.
— А еще такой вопрос для начала, как тебе удалось «переформатироваться»? Ты был, скажем так, флегматичным ценителем контркультуры, а потом внезапно развил бешеную гражданскую деятельность...
— Просто ворвался в эту «другую» жизнь со старта, с конца ноября 2013 года (времени начала Майдана в Украине, — ONLINE.UA). Это была сумасшедшая активность в течение полугода: и мозговая, и физическая. Мы хотели противостоять безумию, которое началось в Луганске, поэтому начали устраивать регулярные акции — митинги в центре города, марши мира, автопробег «Луганск за Единую Украину». Начались стычки с «ватниками». Ты постоянно на адреналине и из этого черпаешь работоспособность.
И нужно учитывать, что в это время я еще работал верстальщиком в двух местах. Так что вся майданная деятельность протекала в свободное от работы время. Вот, например, режим дня во вторник, когда газеты сдаются в верстку. До обеда я работаю в газете «Бесплатка-Ярмарка», после обеда прихожу в «Молодогвардеец», а после шести — иду на митинг. После митинга возвращаюсь в «Молодогвардеец», доверстываю газету и еду домой.
— Кто в ваших акциях участвовал?
— Мы, Гражданский Сектор луганского Евромайдана (это Константин Реуцкий, Юля Красильникова, Славентий Бондаренко, Сергей Зеленский, Сергей Телиженко, Александр Волчанский, Юлия Кишенко, Сергей Глотов, Евгений Васильев, Настя Рожкова, Алексей Бритюк. И еще десятки имен, но, пожалуй, хватит: у людей родные остались в Луганске, могут быть неприятности), действовали отдельно. Но договаривались о формате акций в воскресенье с некоторыми партиями. Раз в неделю встречались и разбирались, что дальше делать? Решали вопросы — например, с какими флагами выходить на митинги? Тогда забавный спор вышел. «Свободовцы» хотели выйти с красно-черным прапором. А это же как красная тряпка для быка — команда «Фас»! Мы настаивали на том, что можно использовать лишь «жовто-блакитний». Иначе будет доказательство, что «эти бендеровцы» уже в Луганске. Можно их зачищать.
Кто и как сдал России Луганск - воспоминания волонтера о
Алексей Бида
— «Мы могли бы войти в историю, но мы в нее не вошли..."

— Но кроме акций ведь была и подпольная агитационная деятельность?
— Можно сказать, у нас работал полноценный пиар-отдел, который продвигал бренд. (Смеется). Граффити, «стримы», рассылки... Печатали и раскладывали листовки в почтовые ящики, печатали проукраинские самоклейки. Рассылали эти материалы активистам по области, где они их распространяли.
Кто и как сдал России Луганск - воспоминания волонтера о
Политический митинг в Луганске
Была база телефонных номеров и мейлов, куда мы сбрасывали свежую информацию. Было свое граффити, в команду входили три девчонки и пара пацанов. Ребята делали отличные трафареты, и они продолжали их бить даже после того, как я в начале мая покинул город после ареста. Когда флаг большой вывесили напротив СБУ — тоже их рук дело. Я когда уезжал, отдал им рации, и вот когда девушки ночью работали, кто-то из пацанов стоял на стреме, и они по рации переговаривались. Кстати, эти две девчонки потом воевали, в одном из батов (добровольческих батальонов, — ONLINE.UA). Одна до сих пор воюет.

— Получается, вы — реальные повстанцы, которые защищали Украину в Луганске последними, когда системы власти уже прекратили работу либо же имитировали ее.
— Да они имитировали ее изначально.
— Ну, значит, в то время уже имитировали на законных основаниях :). Твое мнение — почему сдали Луганск?
— Большой откат дали кому-то. Я не буду говорить, что знаю — кому. Но все сходится на этом. Помнишь день, когда весь Луганск был в напряжении — ждали штурма СБУ (весной 2014 года, — ONLINE.UA), прошла в СМИ инфа, что здание окружено ВВшниками? И, на самом деле, «Альфа» должна была войти в СБУ и могла это сделать. Ждали приказа, но приказ не пришел.
И об имитационной работе власти. С 30 ноября по 30 апреля у нас шла активная официальная деятельность. И тогда же началось противодействие нашей деятельности. Мы официально подавали заявку на митинг — горисполком сливал «ватникам» наши маршруты. Из ментов сливались «титушкам» наши адреса. С 1 января «Луганская гвардия» (инициаторы сепаратистского движения в регионе — ONLINE.UA) постоянно нас провоцировала, они сопровождали каждую нашу акцию.
В конце декабря 2013-го мы пытались показать фильм «Межигорье» на открытом воздухе. Нас было человек 40. Это был первый эпизод, когда на нас обратила внимание Партия регионов, их молодое крыло — «Молодые регионы», так они назывались. Они тогда организовывали альтернативное футбольное движение.
Это интересный момент — луганские «ультрас», фанаты «Зари», как и везде в Украине придерживались националистических взглядов. Наши «ультрас» потом воевали, двое, позывные «Аксен» и «Чемпион», погибли. Так вот, Партия регионов придумала создать «бело-голубое», альтернативное футбольное движение «Заря Лоялс». Фанатов финансировали через луганский областной центр «Спорт для всех», который возглавлял депутат облсовета Олег Акимов, ныне — «председатель Федерации профсоюзов ЛНР». На декабрьском показе фильма про Януковича ребята отметились — забросали нас петардами. Но нас было больше, мы погнались и догнали двоих, сдали их в милицию. И написали заявление в милицию. Вот по этому заявлению наши адреса менты и посливали.
Кто и как сдал России Луганск - воспоминания волонтера о
Луганский «титушка» направляется в милицию
И противники включали затем компромат — клеили у меня в подъезде всякую байду: что я — гей и агент мирового империализма. Классический вариант — загнать врага в дискриминируемое меньшинство.
— Так это уже «высокие технологии»!
— Конечно. Родион Мирошник (в прошлом — глава Луганского государственного телевидения, депутат облсовета, в настоящее время — советник «главы» ЛНР Игоря Плотницкого — ONLINE.UA) отлично сработал. Чувак, на самом деле, просто гениальный. Спектакль срежиссировал отличный — я ему аплодировал.
Вот один из ярких моментов. Помнишь, когда братья Серпокрыловы (луганские активисты, замеченные неоднократно в организации заказных политических акций — ONLINE.UA) устроили типа нападение УДАРа на палаточный городок «колорадов» у облгосадминистрации? Постановка просто классическая была. 22 февраля в восемь вечера у нас должно было быть собрание в центре — по координации действий. В семь вечера звонит мне Серпокрылов: «Все! У нас 30 бойцов, мы идем освобождать облгос! Где там твои? Нужна подмога! Подтягивайтесь!» Я его в первый раз по телефону слышал, где-то достал мой номер. Говорю: «У нас в планах — собрание, а захвата администрации сегодня в планах нет!»
И получилось яркое шоу. Приехал автобус с этими бойцами. Они уже экипированы, в касках, с палками. Выгружаются на Советской, с криками «ура» захватывают памятник Шевченко, стреляют, делают там фотосессию. И уезжают.
Чуваки с антимайдана, которые там дежурили, сначала убегают в парк. Пока они в себя пришли, все «правосеки» уже уехали. Через два часа подошла «подмога», и в центре собралось, наверное, тысячи две. Да — вышли достойно встретить «бендеровцев», которых столько месяцев ждали (была же информация, что в Луганск едет «30 автобусов с „бендеровцами“) Происходит то, что в 90-е называлось «квартал на квартал». Собрались бить врагов, пришли, а врагов нету.
Но зато есть непревзойденный вождь Ефремов (Александр Ефремов, в 2014 году — глава фракции Партии регионов в Верховной Раде, — ONLINE.UA), тут выступает со ступенек администрации: «Мы отстоим! Мы не отдадим!» Чуваки вдохновились — мы защищаем свою территорию! И вышли телесюжеты с названиями вроде «Луганчане отбили атаку экстремистов».
Или вот еще такая технология. Мирошник тогда вел на Луганском телевидении прямые эфиры. И мы поначалу ходили. И вот ты садишься, а за тобой пристраивается человек, чья задача — все время эфира бить ногой по ножке твоего стула. И он бьет. Все 40 минут.
— Весна-2014. Людей уже сажали «на подвал», расстреливали машины, убивали. Элементы опасности... Вот как ты все это воспринимал?
— Когда у нас началось движение, я стал интересоваться конфликтами прошлых лет. В частности, захватом Южной Осетии 2008-го года. Жена теперь пишет про непризнанные территории. О том, что будет п***ц, я подумал еще в январе. Я стал нашим объяснять, что события будут развиваться как в Осетии. А там они развивались так — пришли «зеленые человечки» и вырезали всех активистов. Поэтому, знайте: ваши адреса известны, готовьте квартиры, в которых вы сможете переночевать, думайте — куда и как вы будете выезжать, когда случится обострение. Отступать — не зазорно, каждый пусть выберет свой момент.
Кто-то с детьми уехал в марте — и правильно сделал. Ну, а я, выходит, понял, что в этом театре абсурда может произойти все, что угодно, только 3 мая: когда меня повязали во время шоу «Захват военкомата». А пока в апреле мы делали ночные стримы у СБУ, снимали на митингах. В центральном переходе буддисты кофейню держали — это был наш штаб. Отогреться, кофе попить, технику зарядить, перекусить.
Собирали помощь нашим ВВшникам, которые тогда держались в военкомате. Познакомился с одним владельцем милитари-магазина. Тот еще «укроп» оказался. Продавал снаряжение со скидкой и в долг, потом у него часть магазина отжали, и он в Киев выехал, здесь магазин открыл. Долго с ним сотрудничали потом еще.
После 9 марта, когда на День рождения Шевченко было нападение, начали «вооружаться» — какие-то каски стали появляться, палки. Поняли, что мирными методами не обойдемся. Девочки стали носить «аптечки», газовые баллончики. А я стал заморачиваться поиском бронежилетов — это были первые шаги в волонтерстве.
Мириам Драгина помогла: передала бронежилеты. А мы их на Пасху бойцам отвезли. Часть в аэропорт, часть погранцам, часть — ВСУ под Райгородку. Как пасочки бронежилеты раздавали. Как всушников по полям искали — отдельная история. По знакомым расспрашивали, кто где видел бойцов, ездили по области, устанавливали контакт. А они начеку и во всеоружии — им же рассказали, что тут все сепаратисты. Обошлось без жертв.
Кто и как сдал России Луганск - воспоминания волонтера о
Бойцы «Азова» подтверждают: присланная Бидой форма получена
За день до того как в «избушку» (в плен к боевикам, — ONLINE.UA) попал, собрали денег и купил камуфляжную форму пацанам из ВВ. Спецотряд «Омега». Они были в черное одеты. И говорят: достань нам камуфляж — любой! Нас собираются в поля вывозить, мы в черном будем там как мишени. И вот достал я форму.

Продолжение следует...


Интернет реклама УБС

Предыдущий Военная разведка США: антивирус Касперского на самом деле является вирусом ФСБ
Следующий Шановні жителі Лисичанська, Новодружеська та Привілля!
x

Читать также...

Социальные выплаты и на Донбассе под угрозой срыва

Пособия, льготы, субсидии, материальная помощь — все эти социальные выплаты могут не попасть адресатам. Виной этому — законодательные коллизии и предприимчивость частной компании. Судебные разборки В конце мая 2017 года были арестованы счета Управления труда и социальной ...